26 ноября — День города. Начало.

Из воспоминаний В. Соколова: в 1938 г. он был назначен «заместителем начальника строительства Воркуто-Печорского угольного бассейна».

НАЧАЛО
Освоение Печорского угольного бассейна началось с закладки шахты № 1—2 на правом берегу Воркуты. Произошло это в 1932 году, а 1 сентября 1934 года был выдан на-гора первый промышленный уголь. Однако до 1937 года этому богатейшему месторождению уделялось недостаточное внимание. В 1937 году Советское правительство приняло постановление о строительстве Северопечорской магистрали. В том же году была заложена шахта № 1 «Капитальная» с проектной мощностью 750 тысяч тонн угля в год.

В мае 1938 году мне предложили поехать в Заполярье заместителем начальника строительства Воркуто-Печорского угольного бассейна. 20 июня в Архангельске собралась группа руководящих работников строительства бассейна. Был разработан план первоочередных работ, намечены пути движения людей, материалов, оборудования и всего того, что нужно было в первую очередь и на первое время для нового строительства.

В Архангельске была организована перевалочная база всех грузов, поступающих в наш адрес. Отсюда пароходами по Белому и Баренцеву морям грузы доставлялись до Нарьян-Мара. Здесь они перегружались на речной транспорт. Небольшие пароходы и баржи везли груз вверх по Печоре километров 600 до впадения в нее Усы. Здесь была еще одна перевалочная база: все грузы перегружались на более мелкий транспорт, так как из-за мелководья в летний период суда с осадкой более 80 сантиметров не могли пройти по перекатам.

Как в Нарьян-Маре, так и на Усе перевалочные базы существовали только по названиям. Практически же было так: по возможности ближе к берегу подходил пароход, подводил баржу, к ним перекидывались. трапы, и вручную все грузы доставлялись на берег. Затем их снова грузили на баржи, катера, на плоты. И снова весь этот поток грузов направлялся вверх по Усе еще километров на 600 до пристани Воркута-Вом. Здесь на берегу было несколько сараев для более ценных и мелких грузов. Основная же их масса так и лежала под открытым небом по 5—6 месяцев. Ведь для того, чтобы доставить эти грузы в Воркуту, надо было перевезти их по узкоколейной железной дороге. Но хотя здесь оставалось всего лишь 67 километров, это такой сложный и тяжелый путь, что иногда казалось, что эти грузы легче было доставить водой предыдущие 600 километров.

Одновременно с доставкой необходимых грузов по этой же дороге отправлялся и добытый уголь. Полотно было сделано наспех, без подсыпки балластом, так как его и не было поблизости. Несмотря на то, что здесь была вечная мерзлота, весной полотно оттаивало на 40—50 сантиметров, местами появ¬лялись глинистые вспучивания, которые разрушали дорогу так, что движение по ней приостанавливалось на несколько дней. А бывали случаи и похуже. В мае 1939 года на станцию Воркута-Вом отправился состав из 16 вагонов, груженных углем. На тридцать четвертом километре был резкий поворот пути вправо. Но этот поворот находится в выемке, и машинист видел путь не далее 30—40 метров. И вот в этой выемке образовалась «выпучина». Путь был так нарушен, что даже рельсы оказались погнутыми. Поезд шел со скоростью двадцать километров в чае, машинист поздно заметил неисправность дороги и ничего уже не мог предпринять. От этого состава остались только щепки и груды угля, который мы разбирали двое суток, прежде, чем смогли исправить путь и вновь открыть движение.

Попробовали мы вывозить уголь и зимой, но из этого ничего не получилось. Начиная с ноября весь путь заметал снег, и мы ничего не могли с ним поделать. Механических средств расчистки у нас не было, все работы велись вручную и лишь наши паровозики — «кукушки» помогали нам. Разогнавшись, они всей своей массой ударяли в снежный завал и очищали путь на 10—12 метров «Отдышавшись» несколько минут, паровозик снова вре¬зался в толщу снега. И так — из месяца в месяц. Порою оставалось расчистить три-четыре километра и можно было начинать сквозное движение. Но… Начиналась пурга, длившаяся несколько дней, и вся дорога оказывалась под многометровым слоем снега. Так за зиму мы не вывезли ни одного килограмма угля, которого скопилось около ста тысяч тонн.
Метрах в двухстах от управления находился вход в шахту. Спускались в нее по лестнице. С другой стороны управления, на таком же примерно расстоянии, размещались ремонтные мастерские, домик геолого-разведочного отдела и электростанция. На самом берегу Воркуты была насосная станция. Вот и все, чем мы располагали тогда на правом берегу реки.

Энергетическую базу тех времен представляли три локомотива по 175 лошадиных сил и один 200 сил, установленные в деревянном здании без окон, типа ангара. Локомотивы были соединены с генераторами приводными ремнями 45 сантиметров ширины и 24 метра длины. Но эти ремни настолько быстро изнашивались от непрерывной работы, что специально выделенные два шорника только тем и занимались, что сшивали и ремонтировали их.

Первая и единственная тогда в Воркуте шахта (которая впоследствии называлась № 8) работала в основном, зимой, накапливая уголь. Добыча его велась вручную, основным инструментом был тогда обушок и лишь в 1938 году появились электросверла. Откатка вагонеток с углем от забоя до рудничного двора, на расстоянии свыше полукилометра, также производилась вручную.

Тяжело было работать в шахте, но не легче было и на поверхности. Особенно зимой. Задует пурга, ветер 30—35 метров в секунду, и ничего не видно вокруг. Порою не стихала она несколько дней подряд. Горняки часто работали по две смены, чтобы только не подниматься на поверхность, не попадать в эту снежную неприятность. А на работу во время пурги ходили, в буквальном смысле, держась за веревку. И если в такую погоду человек отрывался от жилья на 20— 30 метров, то часто это кончалось гибелью.

В тридцатые годы, пока не была построена железная дорога, одним из самых сложных вопросов была проблема связи. Ведь напрямую мы находились на расстоянии более тысячи километров от ближайшей железнодорожной станции. Оперативные вопросы решались по радио. Но зимой, когда начинались северные сияния, радиосвязь прерывалась.

Письма мы получали, как правило, через месяц, а газеты и журналы и того позже. Почтовая связь осуществлялась таким способом: в Архангельск почта доставлялась поездом, затем до Нарьян-Мара — на лошадях и оленях. А оттуда до Воркуты — более тысячи километров — на оленях. На этом участке у нас было семь чумов, и при каждом две—три упряжки оленей. Так продолжалось до февраля, когда снег в тундре достигал полутораметровой толщины. Олени не могли доставать из-под снега корм, и стада откочевывали за Урал. После этого доставка почты прекращалась.

Но, несмотря ни на суровый климат, ни на трудности материального снабжения, Печорский угольный бассейн продолжал развиваться. И когда началась Великая Отечественная война, в Заполярье была создана угольная база, которая снабжала топливом осажденный Ленинград, промышленность Севера и суда Северного морского флоте.
В. СОКОЛОВ.
(Из фондов Воркутинского краеведческого музея). Заполярье. 1974. 17 июля.

Опубликовано 22.11.2021 URL: https://vk.com/vbiblioteki?w=wall-52580656_8717

Источник: Фотография «Зимняя тундра, на переднем плане здание станции Воркута и паровоз в снежной траншее. Левый берег реки Воркута». Период создания: 1938 – 1939 гг. Местонахождение: Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Воркутинский музейно-выставочный центр». https://goskatalog.ru/portal/#/collections?id=27846888

Фотография «Расчистка от снега железнодорожных путей на линии Воркута (Рудник) – Воркута – Вом». Период создания: Зима, 1939 г. Местонахождение: Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Воркутинский музейно-выставочный центр». https://goskatalog.ru/portal/#/collections?id=29639450

#Воркута #77_лет_Воркуте #День_в_истории_города #События_и_люди

0

Смотрите также

Музей революции

55 лет назад, 22 апреля 1967 года, в день рождения Владимира Ильича Ленина в средней …

Добавить комментарий

Войти с помощью: