Д. Стахорский «Ночное солнце»

Дмитрий Васильевич Стахорский родился 11 сентября 1937 года в Харькове.

После окончания в 1960 году Донецкого политехнического института работал геологом в Забайкалье, а с 1966 года – в Воркуте на разведке угольных месторождений Печорского бассейна.

В 1974 году окончил Литературный институт имени Горького. С 1982 г. – член Союза писателей.

Автор нескольких книг художественной прозы, театральных и радиопьес, многих публикаций в журналах, альманахах, коллективных сборниках.

С 1994 года живет в Трубчевске Брянской области.

Новая книга Д.Стахорского «Ночное солнце» (Стахорский Д. Ночное солнце / Д.Стахорский.- Киров, 2009.- 304 с.) посвящена Воркуте, «городе солнечных ночей за Полярным Кругом, об уникальной судьбе его, сплетенной, как канат из нитей, как из тонких волосков девичья коса,- из судеб отдельных людей ».


Познакомиться и приобрести книгу все желающие могут в Центральной городской библиотеке им. А.С Пушкина, расположенной по адресу: Воркута, ул. Ленина, 50.

Ольга Хмара

Крещёные Воркутой

…Воркута моя, пристань моя, боль и песня моя. Суровая и пугающая для непосвященных, влекущая для тех, кто распознал код её души, ранимой и чуткой. Щедрая, своенравная, манящая, бесшабашная, — такая она, Воркута. Хозяйка ослепительных полярных дней, и затяжных многонедельных дождей, и нешуточных морозов, и такого короткого, жданнее-жданного лета. И ничуть не менее любима от этого. Она и помытарит, и приголубит.

Она открывается не каждому.

Что оно такое, это явление, это исключение из правил, это чудо заполярное, могущее, не ровен час, исчезнуть с карты страны?

С судьбами города и людей, прошедших непростыми дорогами заполярного края, знакомит автор книги «Ночное солнце» Дмитрий Васильевич Стахорский. Эта книга — о Воркуте ушедшей, о невероятных гримасах бытия, об удивительных людях, сумевших преодолеть всё: боль, страх, отчаяние, неправду; и выстоять, и построить город на вечной мерзлоте, и этот город полюбить. И обрести своих летописцев. И один из них — автор этой книги, тоже крещёный Воркутой.

Наша встреча с Д. Стахорским состоялась в середине 80-х. Это была золотая пора воркутинского Литобъединения. На литсеминарах, где в яростных словесных потасовках рождалась истина, причем, у каждого своя, но — истина, выковывали свой слог «…обременённые достоинством гении». Тонкий, умный, ироничный, Дмитрий Васильевич многих крестил на полёт — пятеро из этого потока поступили в Литературный институт им. A.M. Горького, четверо таки окончили его. Пять человек было принято в Союз писателей России — Воркута с самого начала своего была сильна литературными традициями.


Книга «Ночное солнце» вмещает в себя и светлые полутона заполярной природы, и феномен целеустремленности первооткрывателей, и все оттенки любви, и не перестающую саднить память о ГУЛАГе, — если из песни выкинуть слово, песни не получится. Голоса ушедших, но оставивших свой ти¬хий след в истории города, окликают со страниц книги и просят помнить.

Было бы высшей несправедливостью — безропотно предать забвению (читай — предать) сотни и сотни тысяч безвинно казнённых, безвестно канувших в воркутской тундре, тех, кого жестоко покалечила, но не добила и не сломала Система, — Воркута здесь ни при чём, Воркута не казнила и не миловала, она сама молча несла свой крест, и согревала, как могла, и отпевала, как умела; ей, Воркуте, было ничуть не легче, она сама была, по сути, каторжанкой, её вызвали к жизни, а радости жизни лишили. Нелюбимое дитя, она сама училась любить, и научила любить многих. Закон сохранения энергии справедлив и для энергии духа, — сотни и сотни тысяч любовей, отчаяний, надежд согревали этот печальный город, отдавали ему своё тепло, потому что теплом обязательно нужно с кем-то делиться, чтобы оно возвращалось и грело дарителя светло и нежно. И отогревало насквозь промороженную почву, на которой наперекор всему всходили ростки ответной любви и благодарности.

И рождались стихи, и ставились спектакли, и писались поэмы; и крепла душа города, и благословлял он живущих, и поминал в светлых молитвах ушедших, им не забытых, не преданных, хранимых в тайниках души. У Воркуты светлая душа. Иначе отчего так болезненно-притягательна она, отчего так рвёшься обратно, чуть больше месяца всего пробыв в разлуке, отчего невпопад печалятся бывшие воркутинцы, видя во снах своих зелёных цветение тундры… Высокие широты дачи Воркуте высокое звучание, высокий полёт, высокую судьбу. Оттого «… здесь, в полярной мерзлоте души не вызревает плесень». Об этом книга «Ночное солнце».

Воркута и сегодня — сильнейший эгрегор, точка притяжения, волнующая и зовущая. Ей — жить. И слушать новые стихи, и повести, и ждать выхода новых книг о снежной, беспокойной, крылатой судьбе.

Да быть посему.

Добавить комментарий

Войти с помощью: