ЦБС - Краеведение - Композитор, педагог, хормейстер

Композитор, педагог, хормейстер

Человек оставляет после себя то, с чем связывается его имя,
и творения, которые делают из этого имени символ восторга,
ненависти или равнодушия.

П. Валери (французский поэт начала ХХ века)

Каждый раз, когда ветераны ДСК и ДОУ собираются вместе, и особенно в праздничные дни, они очень сожалеют, что не могут, как в прежние годы, вволю насладиться пением под аккомпанемент баяна Николая Ивановича Лысенко, хормейстера КСК «Цементник», который много лет руководил и хором ветеранов департамента. Он ушел из жизни 31 марта 2009 года, но оставил о себе не только добрую память как хороший друг, жизнерадостный, творческий и очень ответственный человек, но и свои музыкальные творения, живущие теперь самостоятельной жизнью, и своих учеников, которые носят в своей душе частичку его педагогического дара. Поэтому и вспоминается он сегодня тем, кто его знал, в триединстве: как композитор, педагог и хормейстер.

В нашем заполярном городе он оказался в далеком 1979 году – просто приехал по распределению после окончания Краснодарского государственного института культуры. Считай, махнул с самого юга страны на самый север. Такое часто случается с натурами импульсивными, которые в поисках романтики или каких-то других благ на одном месте долго не задерживаются. Но Николай Иванович, как начал путь молодого художественного руководителя в КСК «Цементник», так и проработал там 30 лет.

— У него было прекрасное музыкальное образование – дирижер — хормейстер, — вспоминает его близкий друг и коллега по творчеству, начальник отдела культуры Горисполкома (с 1991 по 1999 гг.), а затем заместитель начальника управления культуры администрации по 2007г. города Воркуты Александр Федорович Медведев, — но его дар этим не ограничивался. Благодаря его блестящим организаторским способностям в поселке Цементнозаводском стали создаваться различные творческие коллективы, проводиться смотры и фестивали самодеятельного художественного творчества в цехах цементного завода и завода ЖБИ, на других предприятиях и в учреждениях поселка цементников. Можно сказать, любимым детищем Николая был ансамбль «Северянка», которому он был верен до последних дней своей жизни. По итогам смотров Николай Иванович и руководимые им коллективы трижды становились лауреатами и дипломантами различных конкурсов самодеятельного творчества всесоюзного, всероссийского и республиканского уровней. В это же время он работал в поселковой школе № 37 и слыл строгим педагогом, у которого на уроках не позволишь себе ничего лишнего, а затем на базе ДСК и ДОУ организовал еще и хор ветеранов, с которым много лет занимался 2 раза в неделю.

— И где же при такой нагрузке взять время для творчества? Ведь воркутинцы знают Николая Лысенко и как композитора… Или дар от Бога обязательно найдет момент, чтобы проявиться…

— Думаю, что так оно и есть. В самом начале 90-х Николай был участником творческого семинара в Сыктывкаре. И там было задание – провести концерт, подготовив номера только своими силами. Естественно, Николай как баянист-виртуоз играл там, что называется, первую скрипку. Концерт был подготовлен, и в нем прозвучало 2 песни Николая на стихи коми поэта Альберта Ванеева. Его также пригласили на концерт, чтобы он послушал, что получилось. Так Николай и Альберт Ванеев познакомились, потом стали переписываться, общаться по телефону. В результате этой творческой дружбы появилось больше 40 музыкальных произведений музыканта-украинца на стихи коми-поэта. Эти произведения исполнял хор и оркестр Воркутинского музыкального училища. В 1991 году мы организовали поездку в Сыктывкар с этим хором, ансамблем песни и пляски «Пограничник Арктики», ансамблем «Северянка» (КСК «Цементник») – всего 80 человек. Нам дали две крупные площадки – зал республиканской филармонии и зал областного совета профсоюзов, где мы давали концерты и параллельно записывались на республиканском телевидении. Это была крупномасштабная творческая акция по произведениям Алберта Ванеева…

— Это удивительно, ведь народы разные, языки совершенно не похожие…

— Николай был композитором-мелодистом. Он слышал мелодию языка. Она звучала у него и в голове, и в сердце. И он сразу же брал баян, тут же записывал ноты… Альберт Ванеев очень ценил этот творческий союз, ведь не так много композиторов республики писали произведения на его стихи. И поэтому, когда было принято решение выпустить музыкальный сборник из произведений, рожденных этим дуэтом, Альберт Ванеев переводил русские тексты своих стихов на коми, чтобы песни на задуманной пластинке звучали и на русском языке, и на коми. Этот альбом под названием «Край отцов – земля родная» мы в июле 1992 года целый месяц записывали на сцене Республиканского театра оперы и балета и посвятили его 50-летию нашей Воркуты. В то же время и коми-книжное издательство взялось за издание нотного сборника песен «Милый Север мой».

Когда же Альберта Ванеева в 2000 году не стало, Николай ежегодно устраивал в его честь вечера памяти – такое у него было благодарное сердце. И вообще семья Лысенко, их квартира на Цемзаводе была, можно сказать, штаб-квартирой творческих единомышленников. У нас была дружеская компания из 12 семейных пар. Особого достатка у Лысенко не было, посудите сами, какие зарплаты были у заведующей библиотекой и работника культуры, но они всегда с радостью принимали гостей, были настоящей душой компании. И нам всегда было тепло и как-то по-особенному уютно в их доме. Может, это чувствовалось еще и потому, что у них и между собой были очень нежные, трогательные отношения. За всю жизнь Николай не сказал ни одного грубого слова своей жене Евгении, всегда помогал ей по дому и даже подрабатывали они вместе, чтобы поправить свое материальное положение…

— Для творческого человека – сцена – особое переживание, которое требует и физических и эмоциональных сил. Как с этим справлялся Николай Иванович?

— Конечно, после выступления ему требовался отдых, правда, довольно короткий – с полчаса, а потом он сразу же предлагал реализовать очередную идею, которую вынашивал. В творчестве он никогда не останавливался, всегда, как минимум, на полшага шел впереди всех. И даже, когда он уже был болен и лежал в городском онкологическом отделении, он написал песню в честь 40-летия этой медицинской организации на стихи кубанского поэта. Когда эту песню со сцены музыкального училища исполнял Вячеслав Борукаев, в зале стояла неповторимая, я бы сказал, возвышенная тишина.

В 2006 году Николаю Ивановичу Лысенко было присвоено звание Заслуженного работника РК за большой вклад в культуру Республики Коми.

Николай Михайлович Бейзак, руководитель ДСК и ДОУ:

— Музыкальный талант Николая Ивановича, его трудолюбие и сердечное отношение к людям, позволили ему стать значимой составляющей культурной жизни нашего департамента. Слушая песни в великолепном исполнении его ансамбля «Северянка», просто нельзя было не предложить создать и на базе ДСК и ДОУ певческий коллектив. Он с радостью согласился – так появился хор ветеранов нашего департамента. Причем, это был не просто творческий коллектив, а большая дружная семья, для которой Николай Иванович всегда устраивал праздники и дни рождения. Помогал он в творческом плане и нашей воркутинской «Украинской хате». Например, в тот момент, когда мы готовились к поездке на фестиваль, который проводился на родине и в честь знаменитой поэтессы Леси Украинки в Новоград-.Волынске в Украине, у нас не было аккомпаниатора, и поездка была под угрозой срыва. Николай Иванович выступил в роли концертмейстера – и наше общество «Украина» на этом фестивале достойно представляло Общероссийскую федерацию украинцев.

Нина Константиновна Яливчук, председатель профкома ДСК и ДОУ:

— Николай Иванович был очень искренним человеком, принципиальным и даже, можно сказать, прямолинейным, очень требовательным и к себе, и к другим — такая черта характера свойственна не многим людям. И в то же время он был очень внимательным и щедрым душой со всеми. Ему было важно, чтобы никто не чувствовал себя обделенным человеческим теплом. В моей памяти он остался абсолютно светлым человеком с добрейшей душой. Кажется, что я так и слышу привычное, произносимое им на распев: «Де-е-нь до-о-брый…», — когда он перед каждой репетицией заглядывал в наш профком, и вижу, как он стоит возле лестничного пролета и ожидает участников хора ветеранов. Ему хотелось не просто прийти уже прямо на репетицию, а каждую из своих подопечных встретить возле лестницы. И вместе с тем он заботился о том, чтобы наш хор участвовал в фестивалях и концертах, чтобы этот продукт совместного творчества могли по достоинству оценить и другие. Он был художником, творцом, а каждый художник нуждается в признании – и у Николая Ивановича Лысенко это признание было.

— А мы его просто любили, —говорят Людмила Николаевна Вострикова, староста хора, председатель Совета ветеранов ДСК и ДОУ и Нина Петровна Митькина, участница хора, замечательная певунья, бывшая воспитательница детского сада № 37. – Ведь в хоре пели разные люди, разного возраста и с разными характерами… — и он умел к каждому найти подход, сгладить любой конфликт, создать праздник для всех. Не было ни одного человека, который бы его не любил. Репертуар нашего хора был разнообразным: мы пели и на коми языке, и на украинском. Николай Иванович стремился довести каждую песню до совершенства, а это не так просто. Порой нам было трудно петь на три голоса, но он всегда подбадривал нас, и мы справлялись. Перед выступлением он, как правило, раз десять построит весь хор, чтобы мы красиво вышли на сцену, красиво ушли, всегда заботился о том, чтобы у нас были концертные наряды …Он был замечательным человеком и прекрасным мужчиной. Рядом с ним мы себя чувствовали счастливыми и окруженными заботой.

— У меня дома целая папка текстов его песен, которые мы пели, — продолжает Нина Петровна, — и когда сейчас я их перебираю, с грустью вспоминаю нашего дорогого хормейстера, а в голове все звучат строчки из песни, написанной к 30-летнему юбилею ДСК и ДОУ:

Годы проступают сединою,
Но снега еще не замели.
Сдержаны сердечною весною
Холода осенние вдали…

Оставить комментарий

Войти с помощью: